Парке, белел замок Радзивиллов. Будущих

парке, белел замок Радзивиллов. Будущих классных специалистов гоняли как сидоровых коз. Ежедневные три шесть километров по утрам – через парк до ближайшей деревни; технические классы с аппаратурой связи, развертывание радиоре лейной станции, стрельбы, строевая, наряды. Через полгода – значок спе циалиста третьего класса на грудь и распределение. По всему миру. В Мон голию, Мары и на Дальний Восток – тех, кто не проявил достаточного рве ния. Тех, кто учился получше, – в Чехословакию, Польшу, Венгрию, Герма нию. Некоторых выпускников учебки отправляли на Кубу или во Вьетнам… да где только не служили в то время советские солдаты… Так Иванов, через Молодечно и Брест, на поезде, отправился до Франк фурта на Одере. Оттуда на машинах в Котбус. Из Котбуса в Рехаген. И нача лась служба. – Стой, кто идет? Осветить лицо! – заорал Иванов показавшейся смене. – Разводящий! 71 «Путь от Волги и до Шпрее, всем известно, был нелегок и суров! Знамя славы фронтовой над нами реет, знамя братьев и отцов! А мы стоим здесь на заданьи, всегда в дозоре боевом, солдаты Группы войск, Советских войск в Германии, покой земли мы бережем…» – Многоголосое мычание рот, вышедших на вечернюю прогулку, мешало разговору. В этот вечер ответственным по роте был старший лейтенант Гриценко, и он, по своему обыкновению, освободил Иванова от прогулки, повел в летнюю курилку – излить душу, поговорить о чем нибудь, кроме службы. Старлей был слегка пьян, несмотря на дежурство, и потому в

следующая