России. Но и этого мало, мы уже

России. Но и этого мало, мы уже отделены от большой Родины не только государственной грани цей, со всеми вытекающими последствиями. Мы отделены от России и русских настойчиво введенным в употребление лукавым термином «рус скоязычные». Таким образом, для России и русского народа мы стали дважды чужи ми: 1. Как непричастные с определенного момента к российской истории. 2. Как «русскоязычные», а не такие же, как россияне, – русские. 21 И то и другое есть воздействие не зависящих от нас обстоятельств. Мы, русские в Латвии, неожиданно СТАЛИ не субъектом, а объектом истории, в отличие от латышей, каковым всегда подобное положение зависимости и подчиненности было свойственно. И это единственное, что нас с латы шами сегодня уравняло в этой жизни. Они были, а мы, русские в Латвии, с определенного момента СТАЛИ ОБЪЕКТОМ истории, а не творящим ее субъектом. В то же самое время, каковыми бы ни были силы, влияющие извне на Россию и русский народ, в НЕЙ проживающий, – эти силы так и не смогли лишить ни Россию, ни российских русских статуса СУБЪЕКТА, творящего ИСТОРИЮ. Латвия, латыши, а вместе с ними и русские в Латвии (в условиях разде ленности с русским народом и непричастности к контексту современной российской истории) субъектом истории никогда не были и не будут. А зачисление нас (пусть и ВНЕ нашей воли) в класс «русскоязычных» лишь четче обозначило ТЕНДЕНЦИЮ. Кто виноват – известно. Объективные обстоятельства (в большей сте пени) и мы сами (пусть и в

следующая