Наизусть, а какие то совершенно

наизусть, а какие то совершенно незнакомые таблицы. – Мне очень жаль, из тебя вышел бы хороший курсант. Но делать нечего. Время еще есть, экзамены в гражданские вузы начинаются только в августе. Поживи пока у нас, посмотри Москву. Вечером позвоним Алек сею Ивановичу, он через неделю возвращается из отпуска, из Перми, зае дет к нам – в Ригу отправитесь вместе. Иди собирай вещи. – Это уже все окончательно, Николай Петрович? – робко спросил парень. – К сожалению, да. Приказ об отчислении из абитуры уже подписан. Ты, конечно, можешь с нашими оценками поступить во Львовское учили ще – журналистов и культпросветработников. Но это Советская армия, я бы тебе не советовал туда идти. Ни учиться, ни служить. Там, к сожале нию, бардак полный, в отличие от нашей системы. Только никому об этом не говори, понял? – Понял… – мрачно протянул Иванов, тоскливо проводив взглядом взвод курсантов в зеленых фуражках – старшие курсы отправлялись на стажировку в войска. Он знал о взаимной корпоративной неприязни между войсками КГБ и армией. Разница была в том, что войска КГБ несли боевую службу и в мирное время, соответственно, в них на порядок выше была дисциплина, другие условия службы, выше уровень подготовки, лич ный состав был славянским, да и много чего еще было совсем по другому устроено. – Ну, тогда забирай чемодан и пошли к нам, пора обедать. Так вот и закончилась мечта. Закончилась определенность. Нужно было думать, что делать дальше. Бродя с утра до позднего вечера

следующая