Маяковского наоборот: « Ешь ананасы,

Маяковского наоборот: « Ешь ананасы, рябчиков жуй! День твой последний»… Приходит, буржуй!!! Уже пришел… Главное сделано, теперь можно идти обедать. Я захожу к Хачику в кабинет. Давидов мрачен. Его опять обещают выпереть из главных режис серов. Повод – пьянство. Причина – постоянное соперничество с Бэллой Курковой и ее ультрадемократическим «Пятым колесом». Боюсь, что скоро «пятым колесом» в телеге Ленинградского телевидения окажутся уже мои друзья. После августа так и будет, только я этого пока еще не знаю. В курилке у окна меня встречает Апухтин. Мы долго обнимаемся – как же, последний раз встречались на базе ОМОНа сразу после штурма МВД! Он предлагает подвезти меня на своей машине на митинг трудящихся, который ему поручено снимать для новостей. Заходим выпить кофе на второй этаж, беспрерывно здороваясь и тут же прощаясь с множеством разного телевизионного люда. Выпиваем по две чашки под сигаретку и несемся вниз, к широкой «паперти» телецентра. По дороге на Дворцовую – Апухтин сам за рулем – посмеиваемся над неистовым Шуриком, который совсем недавно увлеченно собирал на том же месте митинги «демократической общественности» против «комму няк». Теперь карты НТК перетасованы и сданы по новому – поддержкой перестройки и Собчака уже никого не удивишь, и Шурик резко переклю чился на борьбу с «демократами». Телезритель восхитился и с еще боль шим аппетитом стал кушать «Секунды», ни на миг не отрываясь «свысока» от харизматичного ведущего в кожаной курточке

следующая