Разлагаться, потому что никто их не

разлагаться, потому что никто их не вывозил. Во время табач ных бунтов на складах обнаруживали десятки тонн сигарет, папирос, махорки, спрятанных от потребителя. И так во всем. Саботаж! Организо ванный и тщательно скоординированный саботаж по всей стране, по всему Союзу. А теперь вот – координация забастовочного движения. Только наоборот. Если в Прибалтике русские бастовали, требуя восстано вления конституционного порядка в стране, то в России шахтеры бастова 501 ли, требуя разрушения остатков действующей власти и передачи ее Ель цину. А независимые – с подачи России – прибалты всемерно поддержи вали в ней же, матушке, шахтерские бунты. Схема работала. …Я опять стоял в тамбуре поезда Рига–Ленинград, опять курил одну за одной, вспоминая пролетевшую птицей неделю. Время спрессовывалось прямо на глазах. Казалось, что целые геологические эпохи пролетали в одно мгновение. Вроде бы совсем недавно я благодушествовал в армей ской типографии, пил водку с печатниками во вторую смену, редактиро вал идиотские, но безвредные опусы Политуправления, ходил с дочкой в цирк и зоопарк, с женой – в театр… Но вот уже и Шапиро, говорят, скоро попросят вон вместе с русской труппой ТЮЗа. И выгоняет русский театр не кто иной, как маэстро Паулс, мать его ети! Еще недавно, перейдя в школу, я сдваивал уроки литературы своим десятиклассникам, водил их по окрестностям, показывал дом, в котором Горький, сбежав в Ригу после «Кровавого воскресенья» – 9 января 1905 года, укрывался у

следующая