Сделал нам с Илоной ручкой, тут же вышел

сделал нам с Илоной ручкой, тут же вышел и прикрыл дверь… закрыв ее на ключ с той стороны. Не успел я даже закрыть рот, как к нему прильнули горячие губы; и о о чень ласковые, длинные руки разде ли меня догола быстрее, чем одесситы заезжего лоха на знаменитом При возе. На следующий день, невыспавшийся и злой, я заявился домой, как только Алла с Ксюшей ушли в школу. Принял душ, побрился, выпил чашку кофе и сразу же, не заезжая на Смилшу, поехал в ЦК. Поднялся на шестой этаж, встретил у лифта Сметанникова – редактора радио «Содружество» и тут же переговорил с ним о ближайшем своем эфире. В студии меня уже ждали Баранов и Людмила. Стас быстро просмотрел сценарий программы, проверил мою кассету с фоновой музыкой и сел за пульт. Мы с Людой отправились к микрофонам, и пошла запись. Людей не хватало катастрофически. Чем больше мы включали в пропа ганду собственных СМИ, тем больше требовалось профессионалов. А где их взять? Те, что были, – были латышами – это раз. Или «русскоязычны ми», то есть по определению принадлежали к убежденным сторонникам перестройки и, соответственно, независимости Латвии. Редкие, не сбе жавшие на сторону, партийные кадры были не в состоянии работать по новому в новых условиях. Учить и воспитывать своих людей мы не успева ли, да и кому было учить то? Я и сам учился на ходу… Недавно обзвонил нескольких девчонок с нашего курса филфака, в надежде хоть одну выта щить на радио – редактором, диктором, комментатором – все равно! Но ни одна не

следующая