Жизнь то пролетела почти! Приуныл. Стал

жизнь то пролетела почти! Приуныл. Стал есть себя поедом. А потом понял: наконец, что такова его жизнь, таковы его « пути небесные». Что только так он смог бы стать человеком, а никак иначе. Жизнь выковывала его, как каждого из нас, ударяя по той стороне, по какой именно этому куску мягкого железа надобно. Прибавляя стойко сти, силы, ума, души, ответственности, жалости и ненависти в пропорции необходимой, чтобы в результате получился все же именно Иванов, а не Петров или Сидоров. И успокоился тогда Иванов и стал себе жить пожи вать. Какой уж есть. 64 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ 1978. Гвоздики белые стояли На этом праздничном столе, И их фужеры отражали В своем граненом хрустале. Ты горько плакала впервые, Ломала хрупкие цветы. Кругом огни – огни ночные Средь напряженной темноты. Да тишина, что хуже крика, Да кровь в прожилке на виске. И никого. Лишь ты – трусиха. Соль слез. Букет гвоздик в руке. Гвардии рядовой Иванов переминался в тулупе и валенках с ноги на ногу. Обойдя пост, он мечтал о сигарете да вспоминал, чтобы быстрее закончился второй час смены проводы в армию… Была тогда середина мая… Влажная прибалтийская весна… Солдат поежился, передернул пле чами в тяжелом тулупе, перехватил поудобнее карабин и медленно побрел обходить автопарк. Приказом начальника войск правительственной связи КГБ СССР в карауле в войсках выдавали личному составу СКС, несмотря на то что постоянным личным оружием у каждого был, естественно, авто мат. Говорят, чтобы

следующая