Втором этаже. Пришел я от Миши домой

втором этаже. Пришел я от Миши домой сам не свой. Ручонки подрагивают, слезы наворачиваются – Марта так на меня смотрела сквозь сетку вольера, чуть душу не вывернула своими собачьими глазами наизнанку. Полез я в бар чик, понятное дело. Выпил полстакана, закурил и открыл папку. Там кон верт с деньгами, написано: «На Марту». Ну, это я Мише отдал потом. Тыся ча евро была, новенькими сотенными. А еще в папке лежала пачка листов А4, отпечатанных на лазерном принтере. (Из рукописи Иванова) «Уважаемый Тимофей Иванович! Если Вы читаете это письмо, значит, я не ошибся в сообразительности и любознательности нашего общего соседа Миши. Это приятно. Неприятно то, что тот же самый факт 493 обозначает мой неожиданный отъезд на неопределенное время, а куда – мне и самому неведомо. Смутное время предполагает неясные обстоя тельства. Однако на все Божья воля, и все, что ни делается, все делается к лучшему. Для меня не является секретом Ваше желание превратить мою скром ную биографию в художественное, я надеюсь, произведение. Трудно было бы предположить какой либо иной интерес с Вашей стороны к моей скуч ной персоне. Все таки два года почти, проведенных Вами в нашем доме за выслушиванием моих не всегда, признаюсь, искренних откровений, гово рят о многом. Пусть так! Вы – литературный работник, а бывших лите раторов не бывает. Я не беспокоюсь за персонажей, которые в моих рассказах всегда назы вались вымышленными именами. Более того, не скрою, что я

следующая