То кусты… Собака не на цепи – бегает

то кусты… Собака не на цепи – бегает свободно по двору, в доме спит на ков рах, мебель не грызет, на диваны бархатные не лезет. Сволочь! Брюки мне разодрала ни за что ни про что! Так вот сидел я за бутылочкой и растравлял в себе злобу. Наполовину шутливо, конечно, что ж я, совсем, что ли, выжил из ума? Ерничал, сам над собою больше подсмеивался, чем над соседом. А рукописи незаконченной было жалко. Я ведь не Валерий Алексеевич, я свой труд ценить приучен! Но Господь все видит. И действительно – не горят рукописи! Похерил я уже свой труд – конца то не знаю, не самому же все придумывать – как то нехорошо из реалистического романа фэнтези в стиле Бушкова наворо тить! Я уж и так многое домыслил, присочинил по мелочам… Но тут при шел апрель. И наступила в стране такая непонятица, при всей внешней тиши да глади, что и в голову никому не могло придти! Воды вешние зашумели, лужи во дворе по колено – никакой дренаж не спасает. Вот и май подернул деревья нежной зеленой дымкой… 491 В один из таких веселых весенних дней – аккурат после памятного всем выступления уходящего в премьеры президента – пропал Иванов. Обнаружил я это не сразу. Ну, не видно соседей на улице, да и ладно. Дом у них большой, сидят себе в Интернете и в ус не дуют – можно месяц на двор не выходить. Вот только Марта вдруг стала страшно выть по ночам. Так продолжалось с неделю. А потом пришел Миша, вынянчивший Марту щеночком и подаривший ее Иванову еще месячной девочкой. Не давалась сперва

следующая