Всей политической деятельности

всей политической деятельности русскоязычной официальной «оппо зиции»), не желают терять влияние на русскую общину в Латвии, в том числе на неграждан, как ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ (в результате натурализа ции в граждане ЛР) электорат. С другой стороны, многие российские чиновники, сидящие на своих должностях еще с ельцинских времен «осо бых отношений с Прибалтикой», замазанные и в непосредственном уча стии в предательстве русских, оставшихся за пределами РФ, и в тесных экономических связях с националистической верхушкой прибалтийских государств, не желают ставить под угрозу как приносящие реальную при быль бизнес проекты, так и само свое существование в качестве чиновни ков, если доля русских репатриантов из постсоветских республик в Рос сии достигнет критической массы – то есть станет массой ПОЛИТИЧЕСКОЙ. Более того, с реализацией программы репатриации ЗАКРОЕТСЯ и сам Прибалтийский проект, необходимый старой ельцинской гвардии для под держания тесных контактов с ЕС в области антироссийской и антирус ской деятельности и, в немалой степени, как «прачечная», позволяющая отмывать финансовые вознаграждения «агентов влияния», и как «запас ное убежище» для той политической мелочи, кого Лондон по причине этой самой «мелочности» спишет в расход. С русскими в Латвии все будет так же, как с сербами в Европе. Иллю зий здесь быть не должно. И если в Сербии поставили прозападного прези дента, чтобы сдать сербов, то в Латвии для этого есть проевропейская русскоязычная

следующая