Нужна вам лично будет помощь

нужна вам лично будет помощь материальная – только напишите, я помогу. Лично вам! Не стесняйтесь!» Так сказал, как будто все золото Зеравшана – его. Вот. У меня и адрес сохранился где то. Я сначала думал – бред какой то, выеживается мужик, впечатление производит. А потом понял, что нет, не нужно это ему, уж больно он был уверенный какой то в себе и удачливый – сразу видно. Всплыло вот почему то! – почти виновато сказал Валерий Алексеевич и опустил голову. – Непростой мужичок – это ты верно почувствовал, – чему то свое му, больному, нахмурилась вдруг Татьяна. – У нас выпить больше ничего нет? Женский алкоголизм самый страшный, я знаю. Но ужасно хочется напиться. – Бальзам есть, только он крепкий – Сорок пять градусов! 472 ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СВИДЕТЕЛЬ – Давай, Поручик, завьем горе веревочкой. – Ну, давай, если хочешь. Иванов порылся в сумке, вытащил глиняный кушинчик, маленький, граммов на триста, обстучал ножом сургуч, раскачал пальцами и выдернул пробку. Таня подставила широкие коньячные фужеры, больше нечего было, разломила шоколадку «Ригонда». Валерий Алексеевич покачал голо вой неодобрительно, но разлил пополам сразу всю бутылочку. – За что пьем? – За то, что ты, не умея любить, все же ищешь любовь и находишь! – Таня, у меня дочь первоклассница. Алла тоже никогда мне не сдела ла ничего плохого. Она хорошая мать, она по своему заботится обо мне, она преданный человек. – Я разве об этом, Валера? – Я – об этом! Я не знаю тебя толком. Мы встречались с

следующая