Завтрашнего дня придется без

завтрашнего дня придется без выходных. Сворак вам объяснит все по повестке дня. – Алексеев с улыбкой кивнул на приоткрытую дверь кабинета, в котором вместе работали Иванов и Петрович. Из кабинета послышался тонкий звон бокалов, приглушенный гул голосов… – День рождения пропущенный? Кто там у вас? – Только свои, – растерянно стал оправдываться Валерий Алексе евич. – Да мы чисто символически! – Ну, если только свои… Но в последний раз я это вижу в служебном помещении! – Тихий голос шефа внезапно приобрел стальной оттенок. Алексеев отвернулся и быстро стал спускаться по лестнице, раздраженно болтая портфелем с бумагами. А у Иванова, впервые после вечера 20 го, снова нестерпимо заныл зуб. Назавтра пришлось идти вырывать. Но куда сильнее зубной боли ныло у Иванова сердце, едва только вспо минал он, то, о чем никто почти не знал, – о двадцати четырех часах, про веденных им на прошлой неделе вне базы ОМОНа… 462 ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СВИДЕТЕЛЬ *** – Татьяна Федоровна была женой моего близкого друга. Мы вместе служили на Кубе. Потом мой товарищ погиб при невыясненных обстоя тельствах. Не суть важно, впрочем, про обстоятельства, но Таня долго не могла прийти в себя после смерти мужа. Это – важно. Мы не виделись с ней с того момента, как она улетела обратно в Союз. К счастью, ее легко уволили со службы, пошли навстречу в такой ситуации. Квартира у нее оставалась в Вильнюсе. Там и осела. Работала переводчицей, потом, когда началась перестройка, по просьбе старых

следующая