Подальше от любопытных глаз дежурного

подальше от любопытных глаз дежурного сержанта, торчавшего у КПП и строго кон тролировавшего нахлынувший на базу поток людей. Всем хотелось просто посмотреть на омоновцев, пожать им руки, передать вкусненького, при везти домашнего. А некоторые – целыми делегациями от заводов, от орга низаций всяких приезжали – поддерживали, благодарили, требовали принять собранные тысячами людей деньги, продукты, сигареты, медика менты, зубную пасту и мыло – в общем, все, что было в дефиците в этот самый горький и последний перестроечный год. Конечно, с людьми встре чались и Млынник, и замполит, и популярный в прессе и потому всем известный командир первого взвода Кузьмин. И не было душевных сил отказать людям в радости хоть что то сделать для единственных своих защитников. Не осталось у русского населения никого, кроме бойцов ОМОНа. И самих себя. Впрочем, все эти люди, конечно, были сторонниками Интерфронта, многие были даже офицера ми Советской армии, но… что они могли без приказа? А приказ защищать советских, русских людей, казалось, был только у одной вооруженной силы в Союзе – у Рижского ОМОНа. И Вильнюсского еще. Да и то приказ этот омоновцы отдали себе сами. И чудом было то, что омоновцам пока еще это сходило с рук. Пока их еще боялись, пока еще держали на всякий случай. Иначе давно бы уже сгноили, и не кто нибудь, а московские гене ралы – предатели. – Давай поговорим в стороночке, – опомнилась вдруг и сама Регина, видя, как тянет ее подальше от толпы Иванов. С

следующая