Когда машина въехала на территорию базы.

когда машина въехала на территорию базы. А там и Толян пришел и велел всем спать, пока есть еще время. Доигрался с автоматом молодень кий курсант школы милиции, только вчера перешедший в ОМОН. Авто мат старенький был у него, предохранитель ослаб, да еще парень сдуру, сидя на койке, поставил автомат между ног и начал постукивать прикла дом по полу в такт музычке из приемника – коротал время до своей смены – не спалось, видно, от впечатлений. Ну и достучался. Разболтанный пре дохранитель снялся, затвор передернулся от резких движений сам собою, а может, патрон уже был в патроннике, а как там он на курок нажал – неизвестно. Факт тот, что короткая очередь вошла курсанту прямо в под бородок. Через всю голову навылет. Похоронили его вскоре на Ивановском кладбище Риги. За все приходилось платить. В том числе и за то, что ни у кого не было времени нянчиться со взрослыми людьми, сознательно сделавшими свой выбор. В недавнем бою, под перекрестным ураганным огнем, никто из омоновцев не погиб. А вот парнишка, пришедший после этого боя на базу и попросившийся на службу, подстрелил себя сам. И это тоже была цена выбора. Потому никто его не ругал, вспоминая, за глупую небрежность. Не обзывал молокососом, сунувшимся играть во взрослые игры. Такое и со старыми вояками случалось, чего ж там? Парень сделал свой выбор. И погиб не по пьянке, а на базе ОМОНа, окруженной противником. В реаль ной боевой обстановке. Так что хоронили его с почестями и всем отрядом. Мальчишку,

следующая