Рвется сгоряча! – крикнул негромко

рвется сгоряча! – крикнул негромко лейтенант, вызвав одобрительный смех залегших рядом омонов цев. – Наш человек! – в тон ему отозвался Джефф и поставил свой авто мат на предохранитель. Толик выслушал короткий приказ по рации, лежавшей рядом с ним в выемке бруствера удобной стрелковой ячейки, легко поднялся на ноги и махнул рукой залегшей цепи: – Отбой тревоги! Все стали собираться у входа в барак, из бронетранспортера вылезли, матерясь друг на друга, Кабан с Рыжим. Иванов отошел от брони и заки нул автомат на плечо, посмеиваясь про себя своему гражданскому виду. Но тут взводный прикрикнул, чтобы в кучу не собирались «на радость вра гам мировой революции», и загнал всех по кубрикам «до объявления сле дующей войны». Они с Ивановым отошли в сторонку, закурили. 438 ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СВИДЕТЕЛЬ – Молодец, что не стал на крыльце светиться чучелом, а то было бы неудобно за старого друга перед бойцами, – с ходу подначил Толян Вале рия Алексеевича. – Иди ты на… – Как «одинаково»? – хохотнул Мурашов. – Пошли чай пить, Пору чик! А то мне скоро на выезд. – Пошли. Что за стрельба? – Да какие то мудаки Чесу подыграли из кустов по случаю объявлен ной тревоги – шмальнули пару раз по котельной. Ну, Рыжий в ответ из ПКТ как даст, так в камышах как будто стадо кабанов ломанулось от базы в разные стороны. Хуторяне, одно слово! А потом командир сразу «отбой» объявил. – Он что, постоянно вас на нервах держит, чтоб не расслаблялись? – Есть немного. Но с другой стороны,

следующая