Позволено было в Риге свое дело

позволено было в Риге свое дело открывать. Немцы очень были возмущены. А латыши бы так и сидели все на хуторах, а не в Риге, как сейчас… Доброта имеет свойство обращаться против того, кто ее проявляет. Русские на своем веку это не раз уже почувствовали и, боюсь, почувствуют еще. Но только русским в конечном итоге это не пов редит, а только укрепит вас. А мой народ может погибнуть, уже во второй, даже в третий раз идя против русских за один лишь век. – Ну, Ивар, это разговор очень философский. И крайне для меня инте ресный. Но давайте ка, когда вы придете снова ко мне на Смилшу, мы заварим чайку и побеседуем славно, не спеша… Одна за другой, почти слившись, прозвучали со стороны камышей автоматные очереди. Гулко разорвал воздух пулемет бронетранспортера в ответ. Иванов непререкаемо показал Берзиньшу на дверь в туалет, обли цованный плиткой и потому хоть как то защищенный, в отличие от доща тых стен всего барака, а сам перекинул автомат на грудь и, пригнувшись пониже, выскочил на крыльцо, тут же метнувшись на всякий случай под прикрытие широкой задницы БТРа, стоявшего у входа. Но все уже стихло. Толян и один из сержантов – Джефф, залегший рядом со своим взводным в крайних ячейках с внешней стороны барака, прямо перед «колючкой», опутывавшей границы базы, с любопытством наблюдали за тем, как Ива нов с автоматом в руках осторожно осматривается по сторонам, не высо вываясь особо из за брони, и пытается оценить обстановку. – Видно старого солдата – в бой не

следующая