Бежим? – Лейтенант сдернул с плеча

бежим? – Лейтенант сдернул с плеча второй автомат, не заме ченный впопыхах Ивановым. – Бери свою пушку и не оставляй ее больше без присмотра! Погуляй тут, пожалуйста, пока в коридоре, присмотри за помещением, а то на базе слишком много посторонних. Ну а если начнет ся чего, то этого товарища в туалет, а сам ко мне, а то забыл уж, наверное, когда стрелял вволю! – Толик засмеялся и выбежал на улицу, чтобы не слышать витиеватое напутствие друга ему в спину. Берзиньш мешком сидел на стуле, дрожащей рукой совал в рот кусоч ки сахара, припасенные в кармане, и все никак не мог отдышаться. Иванов принес ему кружку воды из туалета. Тот жестом поблагодарил и стал жадно запивать сахар холодной водой, обливая подбородок. – Может, врача надо? – Иванов знал, что у Берзиньша диабет, но, конечно, понятия не имел, как поступать в таких случаях. Ивар помотал головой, допил воду и с облегчением прислонился спи ной к стене барака. – Сейчас пройдет. Все уже хорошо. – Какого черта вы сюда явились? Неужели здоровых мужиков у нас нет, мешки таскать?! – Валерий Алексеевич, я латыш, как вам известно, – с достоинством выговорил Берзиньш. –А потому на мне есть определенная доля ответ ственности за все, что сейчас происходит в нашей стране. И за этих маль чиков тоже… – Он кивнул небритым мясистым подбородком в сторону выхода, куда убежал Толик. – Я не могу только писать правильные статьи и больше ничего не делать. Это неправильно. – Господи, боже мой! – простонал Иванов, чуть не

следующая