Прибыли несколько рабочих и экскаватор.

прибыли несколько рабочих и экскаватор. Но их, слава богу, тут же забрали – засыпать мешки песком, вырыть кое где траншеи и сделать прочие дела, до которых руки раньше не доходили. Через час, обходя своих людей – поговорить, приободрить, показать, что интерфронтовское начальство их не бросило и тоже находится на базе, Иванов с удивлением обнаружил среди рабочих, таскавших мешки с песком, Берзиньша. Этот полный, страдающий диабетом латыш часто приходил к Валерию Алексеевичу в кабинет, приносил свои статьи, написанные в школьных тетрадках коря вым детским почерком. Однако Берзиньш был совсем не прост, и статьи его, в которых он опи сывал ситуацию в стране с точки зрения латышского потомственного рабочего, пользовались у читателей «Единства» большим успехом. Сейчас латыш, задыхаясь, не позволяя себе ни перекура, ни просто минутки передышки, ожесточенно и очень ловко орудовал лопатой. Засыпал мешок товарищу, потом себе и сам же еще успевал бегом (!) оттащить мешок к ближайшему посту, сооружая вместе с омоновцами что то вроде дзота. – Ивар! Вы что тут делаете? – остановил Иванов высокого, очень объемного мужика в смешном длинном пальто и вязаной шапочке. По лицу Берзиньша градом катился пот, от большого тела валил жар. Он оста новился, скинул со спины мешок и утер пот рукавом. Ивар хотел что то сказать, но тут из громкоговорителей раздался бархатно сдержанный голос командира отряда – Млынника: – Внимание личному составу и всем находящимся на базе! Все

следующая