Стороне большинства. Объяснить? Думаю,

стороне большинства. Объяснить? Думаю, не надо, ты уже хорошо меня знаешь, Иваныч… Не было у меня в перестройку ни сомнений, ни метаний, ни рефлек сии, ни смятения чувств, ни страха перед будущим. За будущее – да, вол новался. Как оказалось, не зря. Я сегодня ни от одной своей строчки, напи санной тогда, не откажусь, и не стыдно мне. Потому что я ни в чем себе того времени и сегодня не противоречу. Русский человек не мог быть в перестройку помощником тех, кто разделял русский народ, кто, по еврей скому примеру, пытался сделать из двадцати пяти миллионов русских « сухие ветви» – и обрезать их начисто. Сегодня, когда все, что случилось, уже случилось, русский человек не может мечтать о возрождении Совет ского Союза, потому что не хочет снова повесить себе на шею очередное «братство народов» и пахать на него до полного своего истощения и смер ти как нации. Да ведь в РФ так и не помер «Советский Союз»! И книжные полки в Доме Зингера с надписью «Российская поэзия» – тому пример. И деньги, перекачиваемые в бюджеты национальных автономий за счет рус ских областей – тоже. И страх перед употреблением слова «русский» у власти и у дикторов центральных каналов телевидения – тоже тому при мер. «Совок» не умер в РФ именно в худших своих проявлениях! А не в лучших… – Тогда и теперь да, две большие разницы. А смятение и переживания с рефлексией у меня начались гораздо позже… Не в перестройку, нет. После ее победы – полной и окончатель ной. Вот тогда я взвыл, схватил

следующая