Россию, на свою историческую родину, не

Россию, на свою историческую родину, не могли общаться со своими родственниками, потому что у них даже не было денег на то, чтобы купить билет на поезд или самолет. У них нет квар 421 тир в России. Им негде жить, негде работать. Это разве не трагедия? Вот что я имел в виду. Я имел в виду не политическую составляющую рас пада Советского Союза, а гуманитарную. Это разве не трагедия? Конеч но, трагедия, еще какая! Интервью журналу TIME. Официальный сайт Президента РФ. 19 декабря 2007 г. – Вот скажи мне, Тимофей Иванович, почему эти слова Путин никог да не сказал русскому народу? Почему такое предельно конкретное, глу бокое понимание сущности трагедии, постигшей двадцать пять миллионов русских, к которым, кстати, я и себя отношу, и всю свою семью, и друзей, соратников, коллег, сослуживцев, товарищей по оружию, в конце то кон цов… – почему это понимание трагедии никогда не прозвучало из уст пер вого лица страны – в России? Почему эти слова, которые так необходимы всем нам, почему эти слова отданы читателям американского журнала? Почему они не сказаны нам?! Нам и всему русскому народу? Например, в Послании Федеральному собранию или хотя бы в одной из многочасовых встреч с народом во время ответов на «вопросы трудящихся»? Почему главные слова доходят до нас через океан, кругалем, адресованные сперва американцам, а уж потом, если повезет, и своему народу? И ведь заметь, Иваныч, ни одна сука в России не процитировала нигде отдельно эти слова Путина! Никто

следующая