Двигатель БТРа и слышно было, как он

двигатель БТРа и слышно было, как он переехал на другое место. Но, пока их самих не трогали, можно было договорить. – Потом вдруг к телефону попросили исполняющего обязанности командира 3 го взвода… «Послушай, как твоя жена балдеет!..» А у него жена беременная… И что он там слышал, я не знаю. Знаю только, что его сразу к начштаба посадили, чтобы вместе со взводом куда не сорвался. А минут через сорок жена ему уже сама позвонила, сказала, что ее изнаси ловали и не отпускают. Потом опять звонки – с угрозами другим семьям. – Эмоциональный фон создавали, суки, – тяжело проговорил Иванов, растирая лицо руками. «Как же вы удержались?» – хотел он спросить, но не стал, раз удержались, не важно уже как. – Ну, это у них получилось… «фон» был такой, что пол Риги могло на уши встать вместе с боевиками. – Толян вспомнил наконец, что есть же на свете сигареты, закурил, дал прикурить Иванову. – Меня Питон вызвал, сказал, что пришла информация о возможном нападении на прокуратуру, куда к вечеру перевезли боевиков. А, это ты знаешь… Чес был в курсе уже, конечно. Сформировали наряд для усиления охраны прокуратуры, да и ребят сменять пора было. Выехали на нескольких машинах. Чес на «Волге» поехал в прокуратуру сразу, он и Лактиона взял с собой, чтобы тот заявление написал прокуро ру про изнасилование и похищение жены. Ну ясно, что не одни они поеха ли… Я и Кузя с нарядом отправились обычным путем – по бульвару Рай ниса. Архаров со мной был в «уазике», Кабан, ну еще

следующая