Бороться до конца. Даже просто не

бороться до конца. Даже просто не сдаться – это уже было победой – единственно возможным выигрышем в абсолютно проигрышной ситуации. Мысли не слишком утешительные – это правда. Но кто то приходил к этому выводу логически, кто то интуитивно, кто то по велению не остыв шего сердца, а кто то, повинуясь зову внезапно проснувшейся души. « Душа по своей природе христианка», – так, кажется, сказал Тертуллиан. Так не отказывать же в душе тем, в ком она проснулась именно тогда, когда они сражались за Родину под ее еще красным – атеистическим зна менем? В Старой Риге, наполненной республиканскими министерствами, дру гими важными ведомствами ( да и парламент тоже находится в центре Вецриги) – на улице Смилшу было сразу несколько баррикад. Две из них расположились аккурат по обе стороны от входа в штаб квартиру Интер фронта. Несколько бетонных блоков, тяжелые грузовики, развернутые поперек узкой средневековой улочки – вот и вся «баррикада». Зато рядом с нею костерок, армейские или общепитовские огромные фляги с чаем и супом. Несколько небрежно, по дизайнерски, брошенных бревен – для общего антуража, ну и просто – посидеть. Попить чайку с бутербродами или пирожками, запить водочкой – все на халяву – независимая Латвия гуляет! Независимая Латвия еще может себе позволить, за союзный пока что счет, кормить «баррикадников» в кафе и ресторанах, поставлять им горячительные напитки и оплачивать вдвойне и втройне командировоч ные водителям тяжелого автотранспорта,

следующая