Фергана, Баку и Карабах, да еще с

Фергана, Баку и Карабах, да еще с Алма Аты – давным давно началось! Но если там было зверство нешуточное восточное, распаленное и яростное… В Прибалтике кровь была сакральной. Ее было меньше, гораздо мень ше… Но это жертвенной кровью снова начала сочиться Европа. Это уже полыхал новый «рейхстаг» в преддверии нового века и нового тысячеле тия. Это набухли кровью едва затянувшиеся раны порубежья между Вос током и Западом, вековые кровавые раны мировых, всегда с Европы начи навшихся, войн. «Легенды и мифы Древней Греции», – грустно повторял чуть не через слово Иванов вынырнувшее из детства название книжки Куна. – К чему ты это? – в который раз спрашивал его осоловевший от жары в вагоне и от «Сибирской», взятой в дорогу, Вадим Медведев. Лешка не пил – был в завязке, к счастью, и давно уже мирно спал, справедливо решив, что работать придется завтра в основном ему, а не изрядно подвы пившим коллегам. 401 – Да к тому, Вадик, что «сытая и счастливая, безмятежная и уютная» Европа – это очередной русский миф! А Прибалтика? Нейтральная поло са, через которую только и катились навстречу друг другу, веками, Вадик! Веками катились и схлестывались в Прибалтике волны армий Востока и Запада! Начиная с первого крестового похода на славян! Уже тысячу лет, Вадик! Да места живого нету в этой «тихой, уютной Прибалтике»! А Евро па в целом? Ну что же, никто не помнит, чему его учили в школе на уроках истории? Да что ж у всех мозги то поотшибло?! Да в руинах

следующая