Конечно, держали свою – еврейскую фигу в

конечно, держали свою – еврейскую фигу в кармане, когда писали «Обитаемый остров». Но очень похоже, что в «перестраивае мом» Советском Союзе тоже были нормальные люди, которых яковлевы и горбачевы с ельцинами считали выродками. Люди, которые не поддава лись облучению демократических СМИ. Внешне «нормальные» – они лезли на рожон и сопротивлялись там, где сопротивляться было заведомо бесполезно и надо было, по мнению большинства, просто «расслабиться и получить удовольствие», да еще, может быть, получить за это какие ника кие деньги, как стартовый капитал в новом обществе. Иванов тоже был, с точки зрения перестройщиков – «выродок», не поддающийся облучению и не потерявший здравого смысла и человече ского достоинства. И этого в нем не могла не почувствовать Алла. Жена Иванова поддерживала Интерфронт, помогала мужу, как могла и в чем могла, но знала – есть грань – за которую она не перейдет вместе с ним. Это судьба дочери, судьба семьи. Алла понимала ( кому, как не жене, это понимать?) – муж у нее для нового, назревающего общества независимой Латвии – выродок. И друзья его тоже – выродки. И будущего у них все равно не будет в новой действительности. А дочку надо спасать. Так что, трещины поползли по фундаменту семьи Ивановых, и вовсе не редкие, короткие встречи с Татьяной стали причиной этой эрозии… Нет, нет, Ивановы не расстались сразу после перестройки, они прожи ли вместе еще много лет – да только линии жизни у каждого члена семьи – жены, мужа, дочери –

следующая