Армии 369 и всяких прочих войск –

армии 369 и всяких прочих войск – пограничных, внутренних, флота, в конце кон цов, даже «Альфы» и «Вымпела» пресловутых – только сто пятьдесят человек, только одно воинское подразделение сохранило оружие, знамя, честь и не перешло на сторону Ельцина! Во всем Советском Союзе! Это и была точка отсчета, возможность возрождения России! И не зря на осажденную базу батюшка пришел и нас крестить взялся, хоть и развевался над базой красный флаг советский. Может быть, в этом главный смысл сопротивления Рижского ОМОНа был – двойное креще ние не сдавших оружие последних солдат империи. Все остальное – потом. Даже Пуго перед смертью священника к себе попросил – испове довался накануне ночью. Такие дела. К Богу в такие минуты не сами при ходят, Господь Сам выбирает, кого спасти, и за шкирку к Себе поднимает. Ну а я то тут при чем? Чего ору тут на тебя? Да я не ору. И не на тебя. Я просто свидетель. Я подвигов не совершал, я… я просто свидетель. И я должен сказать свое слово. Я просто обязан. Молчанием предается Бог. – Валерий Павлович аккуратно потушил сигарету, встал и начал убирать со стола. – Все, Тимофей, я больше опять не пью. А ты, если хочешь, давай! Остальное – завтра. Расскажу, если хочешь, как все дальше было. *** Я пришел от Иванова домой навеселе. Слово то какое смешное – наве селе! Не весел, а – навеселе! Опять, как всегда после этого рижского зелья, не мог заснуть – сердце билось неровно, тяжело, с перебоями. Принял таблеточку, потом другую.

следующая