Слово! Я рижанин и только что приехал из

слово! Я рижанин и только что приехал из Латвии! Раздались бурные аплодисменты. Тучная Ильинична просто расцвела и за локоть легко вытащила Иванова прямо под ослепительную подсветку камер оживившихся телевизионщиков. Изъюров напрягся и внимательно следил за развитием ситуации. – Товарищи! – Иванов откашлялся и набрал воздуху в легкие, привы чно форсируя голос. – Я вместе с вами скорблю сегодня по невинным жертвам политических репрессий! Мы вместе сегодня чтим память тех, кто сидел в лагерях, кто был расстрелян и замучен в результате чудовищ ных политических преступлений против русского народа… Восторгу присутствующих демократов и журналистов не было преде ла, таких аплодисментов после первой фразы давно уже не срывал Вале рий Алексеевич и на митингах своих сторонников. Видно было, как изме нилось и дрогнуло лицо Изъюрова. Иванов улыбнулся ему ободряюще, толпа же поняла эту улыбку как радость от аплодиментов. Операторы наверняка сейчас держали крупный план оратора. И оратор не подкачал. 357 – Вы все знаете, какая непростая ситуация сложилась сегодня в респу бликах Прибалтики! И я, пользуясь редкой для нас – русских в Латвии – возможностью обратиться к жителям Приморья, хочу сказать следующее… Визг, приветственный свист, овация на время заглушили Иванова, он уверенно поднял руку и ладонью «притушил» восторг публики. – Мы в Латвии сегодня стоим на грани великих потрясений. И именно в этот день, в день памяти о трагедии репрессированных наших братьев,

следующая