Вытащила пакет с меховыми шапками,

вытащила пакет с меховыми шапками, проложенный моршанской армейской махор 354 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ кой – от моли, – и торжественно презентовала шурину несколько гор стей зверского зелья. Иванов возликовал, потребовал газетку, свернул огромную «козью ножку» и отправился на балкон. Конечно, зашла речь и о причине приезда Иванова во Владивосток. Тот смеялся, отшучивался. Потом показал интерфронтовское удостоверение, командировку. Старший брат по прежнему смотрел на Валерия Алексе евича с некоторым недоверием, как на обманщика, право. Но тот, привы кнув уже, что в семье его за серьезного человека не считают, махнул рукой, выпил еще рюмочку и завалился спать, благо в крайком партии зав тра не обязательно было идти спозаранку. Засыпая, Иванов успел еще подумать, что семья брата отнеслась к про блемам русских в Латвии как то чересчур отстраненно, как будто не были там никогда и не жили там; у Юры, по крайней мере, родители, друзья, брат младший, в конце концов… Да и вообще, даже вспоминая о Москве и Ленинграде, владивостокцы говорили: «В России!» – А здесь то что, черт возьми? Вы то где тогда живете?! – сквозь дрему успел еще удивиться Валерий Алексеевич и мгновенно заснул. Сияло солнце! В Сибири давно уже наступила зима. Зима еще только начинала подкрадываться к Латвии. Но здесь, на широте субтропиков, на самом краю огромной страны – во Владивостоке – зимою еще и не пахло. Ласковая вода на городском пляже была теплой, а еще – она была

следующая