Шумно гулял. Иванов не стал долго

шумно гулял. Иванов не стал долго раз мышлять о том, что о нем подумают местные товарищи, а просто заказал шашлык и триста граммов «коньяка» непонятного происхождения. Быстро поужинав среди веселящихся, танцующих, флиртующих крас ноярцев, в большинстве своем почему то кавказского происхождения, он снова вернулся в гостиницу. На его третьем этаже, в коридоре, в уголке отдыха сидели по домашнему – в халатиках – несколько симпатичных девушек, наверное, работницы того самого ведомства, к коему относилась гостиница. Они посмотрели на Иванова оценивающе, он, придержав шаг, тоже. Потом вздохнул и пошел себе дальше, в свой номер. Хотелось дорожного приключения, но не хотелось предпринимать никаких усилий. Тем более он в командировке – все доложат местному руководству – будет некрасиво. Валерий Алексеевич достал из дорожной сумки плеер, закурил, улегся на кровать и, надев наушники, нажал на клавишу – на кассете, вытащен ной наугад, оказался Градский: Жил был я. (Стоит ли об этом?) Шторм бил в мол. (Молод был и мил...) В порт плыл флот (с выигрышным билетом). (Жил был я.) Помнится, что жил… *** Сосед поставил мне CD с этой песней – я с удивлением узнал в тексте стихи Семена Кирсанова . Высокий голос певца взлетел, дрожа, зазвенел в хрустальных подвесках старинной люстры, заполнил до отказа весь вырицкий дом Ивановых, а потом легким вздохом осыпался, как снег за окном. …Встань. Сбрось сон. (Не смотри, не надо...) Сон не жизнь. (Снилось и забыл.) Сон как мох в

следующая