Ситуацию двоевластия. Перестраиваться –

ситуацию двоевластия. Перестраиваться – горький каламбур – пришлось, как всег да, на ходу и не по учебникам. Помогал служебный, житейский и боевой опыт – мальчиков желторотых здесь не было. Теперь понадобился еще и опыт политический. И вот тут то советчиков хватало… К отряду, как к уни кальной слаженной боевой единице, да еще единице именно «отдельной», что позволяло решать многие интересные задачи, – к отряду ручонки потянулись со всех сторон. Валерий Алексеевич прекрасно отдавал себе отчет в том, какой он имеет реальный политический вес и на что может рассчитывать. С Мос квой не потягаешься, с новой латышской властью тоже – не особенно. Ну а Рубикс – это та же Москва, своей головы у него никогда не было. Но есть в физике такое явление, как резонанс… Вот на него то и рассчитывал, не мудрствуя лукаво, Иванов, предполагая, что в известных ситуациях сла женные действия малых сил могут и лавину стряхнуть, и мост обрушить. К тому же за спиной – полмиллиона сторонников Движения. Не за ним лично, но за Интерфронтом – точно. А это хоть и не административный ресурс и не генеральские звезды на погонах, но все таки сила. Были бы кости – мясо нарастет. ОМОНу предстояло стать костяком физической силы сопротивления, и, как бы парадоксально это ни звучало, это устраи вало на тот момент всех. Если говорить откровенно, конечно… Революций без побед не бывает, даже революций «песенных». А побед не бывает без противников, желательно пострашнее, чтобы легендой стали те, в

следующая