Страну, свою веру, свою культуру, свою

страну, свою веру, свою культуру, свою историю! Пока они еще есть и пока их не прихвати зировали вместе с нефтью и газом… Пожал я плечами. Пошел домой. А спорить не стал. Ну что, Иванов сам не видит нашего повседневного свинства? Этой грязи кругом, этого воров ства и взяточничества, этого предательства на каждом шагу, пьянства и наркомании, бедности и просто нищеты? Что он, не видит этого, что ли? Или он думает, что все вышеперечисленное – это не есть основное свой ство нашей русской жизни и нашего народа? Окурок подпалил мне паль цы, я выронил его на чисто выметенную брусчатку перед обычной бревен чатой дачей Ивановых. Плюнул сгоряча, полез в карман – там смятая пустая пачка. Бросил и ее наземь, остервенясь непонятно почему… Потом понял почему. Поднял и пачку, и окурок – положил в мусорник у входа в дом Ивановых. Сам на себя рассердился за это и побрел домой, вспоминая великого пролетарского поэта: «Ригу не выругаешь – чистенький вид. Публика мыта. Мостовая блестит…» 331 Присягу дают один раз! «За первое полугодие 1990 года ОМОН МВД Латвийской ССР раскрыто 123 преступления. Из них 3 убийства, 2 изнасилования, 7 случаев нанесе ния тяжких телесных повреждений, 18 грабежей, 5 разбоев, задержано 10 вооруженных преступников, произведено 9 изъятий оружия, в том числе автоматы Калашникова, карабины, кольт автомат, наган, самодельные пистолеты, обрезы, большое количество боеприпасов…» Сухие строки статистического отчета. За ними людские судьбы, за ними

следующая