Коопера тивное кафе пельменную прямо на

коопера тивное кафе пельменную прямо на станции. Какие там пельмени, Таню ша! Поэма, а не пельмени! И водка! А потом пешком по пляжу до Калнга ле! Я покажу тебе наши горы! – В Латвии есть горы? – расхохоталась Таня, быстро влекомая Ивано вым сначала вниз – в пригородные кассы, потом вверх, на перрон – к стоящей «под парами» электричке. 320 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ – Ну, Линксмакальнис ведь тоже был как бы «горой», или я перепутал что то в литовском? – Это не горы, это холмики, Валерик! – Пусть! Зато там такие красивые сосны и сквозь сосны показывают, если повезет, закат солнца в море вручную! – Обожаю!!! И никаких столов, скамеек, как в Юрмале? – «Что сделали из берега морского гуляющие модницы и франты… – Наставили столов, сидят, жуют…» – и ничего этого нет? Обещаешь? – Клянусь! – Чем клянешься? – Собранием сочинений в десяти томах! – Своим? – Своим, конечно… жаль только, что в нем будут преобладать листов ки и заявления Республиканского совета Интерфронта. – Иванов погру стнел, оборвал шутку и уставился в грязноватое окно тронувшейся с места электрички. Татьяна грустно улыбнулась в ответ, пальчиком смешно подперла точе ный носик вверх, дескать, держи хвост пистолетом! Потом не удержалась и сама вздохнула. Нагнулась к сидящему напротив Иванову и прошептала: – Ты, родной мой, молись, чтобы в твое собрание сочинений тексты приговоров не вошли. – Каких приговоров, Танюша? – Все равно каких. Ни тех, что тебе, ни тех, что ты

следующая