Ситуацию – не любила, когда обычно

ситуацию – не любила, когда обычно невозмутимый Валерий Алексеевич вдруг начинал горячиться. Беспокоилась по женски за сердце, которое у Иванова уже пошаливало. Но, однако, Екатерина Борисовна, даром что дама обаятельная, в вопросах мировоззренческих была жестка и даже порою жестока. – Русеешь, Иванов? – Она насмешливо повела бровью. – Скоро потребуешь «погоны снимать вместе с кожей!». Забыл, как Путина хвалил, пока в Латвии жили? – А я, любимая моя, его и сейчас похвалить не забываю. Когда есть за что! Но не может он вечно оставаться переходной фигурой и примирять непримиримое! Вот тут я и бешусь. Знаю, что лучше его на данный момент нет никого! Что свою первосте пенную задачу Путин выполнил на двести процентов! Но поскольку он такой храбрый и умелый – пусть и дальше совершенствуется! Пусть най дет в себе мужество государственное порвать окончательно с теми, кого расстреливать бы надо, ежели по совести! – А ты думаешь, это так просто, да? Подписал приказ – и в ссылку или к стенке? – Да знаю, что не просто. – Иванов сник, и от первоначального запа ла не осталось уже ничего, только длиный грустный вздох, как воздух выпустили… – Я, может, куда больше других знаю, как не просто. Или, по крайней мере, догадываюсь. И не хочу я ни крови, ни расстрелов, ни репрессий. Не хочу. Пусть их – доживают свой век, пусть Бог их судит. Но и у власти им – вчерашним убийцам и предателям, сегодняшним ворам и коррупционерам – не место! Я, Катя, по русски чисто, Путина

следующая