Месяц, так очеред ной день скорби – то

месяц, так очеред ной день скорби – то депортации, то репрессии, то оккупации... Но я не о том. Я вот что хочу сказать и очень кратко. Длинно, может быть, отпишусь где нибудь в прессе. А пока просто на эмоциях... Вот вы мне скажите, дорогие друзья и френды, – а будет ли когда в России День памяти жертв перестройки? Будут ли когда вспоминать сотни тысяч убитых, растерзанных мужи ков, изнасилованных женщин, беспризорных детей? Миллионы беженцев, бросивших все? Десятки миллионов разорванных, разлученных семей, род 307 ственников, любимых? Полтораста миллионов ограбленных русских людей? Да и не только русских, просто людей? В том числе оболваненных либеральной «идеей» или свернувших на дорогу эстонского, латышского, грузинского и прочего нацизма? А к ответу за все это будут ли привлече ны тысячи тысяч убийц, предателей, воров и просто хладнокровных суки ных сынов, сделавших свой гешефт на горе и крови? Как там, господа «еди нороссы», не слабо внести законопроектик?! Тем, кто меня плохо знает, напомню – я революции не только не люблю, ненавижу. Оранжевые, бархатные и песенные со всеми «несоглас ными» вместе – особенно. Но вот День памяти жертв перестройки – про сто необходим. Чтобы наш президент, сказавши «А» о «величайшей геопо литической катастрофе», сказал бы «Б», наконец. Катерина вошла в кабинет на шум, встала в дверях. Посмотрела ирони чески царственно на распалившегося Иванова, перевела взгляд на меня. Улыбнулась, пытаясь смягчить неловкую

следующая