Ворота в арке сразу распахнулись,

ворота в арке сразу распахнулись, пропуская машину внутрь. Как только часовой прикрыл створки, не закрывая их на засов, Иванов со Свораком вышли из машины. Рысин встретил интерфронтов цев на ступеньках и тут же показал маленькую комнату слева от входа, в которой двое солдат заканчивали нарезать последнюю пачку листовок. Ручной резак напоминал гильотину, и так и хотелось подсунуть под него палец, посмотреть, что будет… Без лишних слов перетаскали все в машину, а то, что не поместилось в багажнике, запихали в салон, прикрыв сверху заранее приготовленными плакатами филармонии. Простились с полковником и поехали в Скулте – военную часть Рижского аэропорта. Там их уже ждали, машину на КПП пропустили, просто глянув на номера. Долговязый прапорщик авиатор подсел в «Волгу», кое как уместившись среди расползающихся пачек, и показал дорогу к вертолетной стоянке. От приглашения «полетать за ком панию», поступившего от разбитного капитана – командира одного из экипажей, интерфронтовцы отказались – в этом случае пришлось бы фиксировать фамилии в полетном задании, а это было ни к чему. Согласо вали еще раз время и места сброса листовок, пожали крепко руки друг другу, и повеселевший водитель, уже решивший было, что «катать» «командированных», как отрекомендовал ему интерфронтовцев подпол ковник Гончаренко, придется до ночи, резво тронул машину с места и пог нал в Ригу. 303 Широкое Юрмальское шоссе гладко стелилось под колесами. Сгустив шийся внезапно туман мягко

следующая