Само, так что приходилось одновремен но

само, так что приходилось одновремен но и защищать страну, и обличать тех, кто страной руководил… Поди – попробуй! Пожилой начальник цеха дружески похлопал его по плечу: – Я вначале думал, порвут вас на куски, народ у нас – палец в рот не клади, особенно в последнее время… Воду мутят многие, и избавиться от них нельзя – сразу жалуются в латышскую прессу да на телевидение, тор мозят, мол, на заводе перестройку! Ячейка НФЛ у нас тоже есть, но маленькая, погоды не делает… пока. Но зато у них поддержка министер ства – хоть вся ячейка – три человека с хвостиком, из тех, кто на всякий случай подстраивается, не зная, чья возьмет. – Люди есть люди, Антон Петрович! А обедом покормите? – не стал углубляться в общие для всех трудовых коллективов проблемы Валерий Алексеевич. – Пойдемте в «Грибок», там как раз все ваши собираются… В заводском кафе столовой, и вправду круглом, похожем на грибок, уже сидели Сворак, Мошев с Прокопенко и Мильч, успевшие закончить свои встречи в цехах немного раньше. Быстро перекусили, наскоро обме нялись мнениями и на заводском микроавтобусе отправились на Смилшу, день еще только начинался, честно говоря. Иванов со Свораком устроились на заднем сиденье – пошептаться. – Ну что, Валера, пойдет народ завтра, как оцениваешь? – Начальник цеха обещал намекнуть своим рабочим, что препятство вать выходу на митинг не будет и прогулов не засчитает. А рабочие при такой постановке вопроса пойдут обязательно, хоть и не все. Мужики здо ровые,

следующая