Музей под открытым небом… – Петрович,

музей под открытым небом… – Петрович, – обратился на ходу Иванов к присевшему наконец за свой стол, первый раз за день, соседу по кабинету, – ты никуда не уйдешь? – А что такое? – Меня Рысин приглашает посплетничать… Я попробую заодно решить вопрос о тираже листовок к 15 му числу и вертолетах. Заодно он и с курсантами может поспособствовать… В общем, надо готовить обещан ную латышам «Кузькину мать»! – Ты обедать? Беги, мне некогда сейчас. Но я тебя дождусь, раз так. Все в принципе решено, можешь договариваться. А насчет курсантов… сам не вылезай, обрисуй ситуацию, а уж они там не такие дураки, поймут сами, что от них требуется. А у нас одной просьбой меньше будет – мень ше будем должны! – Ну, Михаил… административный гений прямо! – Опыт – сын ошибок трудных… Учись, студент! А я у тебя поучусь – ты мне бумажку одну составишь потом, ладно? – Пусти тетка в дом – воды напиться, а то так есть хочется, аж пере ночевать негде, да и не с кем! Сунь палец в рот бывшему оперативнику… – Бывших, Валера… – Знаю, знаю! Через двадцать минут буду. Спускаясь по крутой лестнице Иванов, глотая слюну, вспомнил вдруг почему то недавнюю встречу с председателями Совмина – Бресисом и Госплана – Раманом. Встреча была пустая, стороны изображали видимость диалога, не более того. Но зато в Совмине, за овальным столом заседаний с роскошным розарием в дырке посередине, халдеи министерские подавали такой кофе и только что испеченные маленькие булочки, что, если бы не этикет с

следующая