Счастье, что вы даже этого не понимаете!

счастье, что вы даже этого не понимаете! Вот потому то я и еду в Россию, а не наоборот! Все дружно засмеялись, как будто история и в самом деле была смеш ная. Как соучастники, прямо… А я… Я впервые задумался над тем, какие мы все же разные люди. Я сразу уловил эту «разность» – неуловимую на первый взгляд. Но вот в чем она состояла, так и не мог пока определить. На первый взгляд люди как люди. Такие же русские, как и я. Так в чем же дело? Что царапает меня чуть ли не при каждой реплике Иванова? И ведь друзья его – питерцы, ничуть не отделяют его от себя. Ну, понятно, давно, еще с перестройки, знакомы. Я это выяснил уже, перебросившись нако ротке со своими знакомцами во время коротких перекуров, когда таскали вещи. Для них Иванов такой же точно русский, как они. А для меня – нет. И они сами, Тышкевич с Украинцевым, снимавшие обо мне очерк когда то; они скорее с Ивановыми одно целое, чем со мной. Что за штука такая неожиданная? Я улучил момент и перехватил Тышкевича, вышедшего во двор, прове триться после жаркой уже от камина гостиной. – Послушай, Анатолий Александрович, ты мне расскажи хоть немно го об Ивановых – соседи все же теперь, что за люди? – Да я ж тебе говорил уже – жену мало знаю. А Иванов мой старый товарищ. Еще в конце восьмидесятых судьба свела. Он в Интерфронте Латвии тогда занимался СМИ, мы сотрудничали. Там много завязок было интересных – Рижский ОМОН, Приднестровье, приключения всякие, сюжеты, – Вот даже как… А что ж он только сейчас в

следующая