Григорьич, лучше на своей машине докинь

Григорьич, лучше на своей машине докинь до дому, а то не ехать же в одном ботинке на трамвае через весь город… – Все дружно засмеялись. – Так что, приняли декларацию? – Приняли, сволочи! Уже празднуют по всем каналам радио и телеви дения, – мрачно пробасил рыжий, кудрявый Мильч. 287 – Ничего, Валера, мы им еще устроим Кузькину мать и кое что еще! – утешил Сворак, выразительно разминая короткие сильные пальцы, сжи мая их в крепкие кулаки. Покурили, посмотрели, как расходится народ с площади, послушали, о чем говорят люди, и двинулись на Смилшу, 12… Пошла первая неделя пока еще «декларативной» «независимости». Иванов попросил у секретаря чаю, пил стакан за стаканом, курил и просматривал свежие газеты – центральные, республиканские, запад ные, какие смогли ему достать… Петрович не мешал – занимался своим делом – как упругий каучуко вый мячик катался из кабинета в кабинет, беспрестанно осаждал телефон, вызывал к себе руководителей районных советов Интерфронта. Нужно было достать машины, наладить звуковое оформление предстоящей чере ды митингов протеста, проинструктировать рабочую гвардию и интербри гады, охранявшие мероприятия ИФ, нарисовать плакаты, заказать новые флаги Латвийской ССР и транспаранты, скоординировать действия с ОСТК, Советом ветеранов, коммунистами и военными, подать своевре менно заявки в горсовет, пошептаться со своими людьми в управлении милиции – дел было невпроворот. Такая же кутерьма царила во всех кабинетах на Смилшу и в

следующая