Друг на друга. Интерфронтовцев было

друг на друга. Интерфронтовцев было больше, но латыши были зажаты на своем пятачке, как пробка в гор лышке, и никак не могли отступить, иначе бы они просто упали и были растоптаны. Наконец, поняв, что давить бессмысленно, противоборствующие сто роны немного успокоились и некоторое время просто стояли друг против друга, тесно забив все узкое пространство между Домской площадью и Верховным Советом. Наши то скандировали «Фашизм не пройдет!», то пели русские и советские песни. Латыши заунывно тянули «Dievs, sveti Latviju!» или пытались переорать интерфронтовцев криками: «Вон из Лат вии!» Иванов с Островским переглянулись. Ситуация становилась неле пой – стоять так можно было до вечера – пора было принимать решение. Никого из организаторов митинга, того же Сворака хотя бы, рядом не ока залось, а Иванов здесь был совсем с другой целью. Но видно было, что люди уже подостыли и растерялись от бессмысленного теперь стояния. Необходимое давление на Верховный Совет было оказано; что можно было сделать сегодня, то было сделано. Дальше – только взрыв, штурм, дальше уже можно было только идти напролом. Но стихийный, неподгото вленный штурм повредит делу, значит, пора командовать «отбой». В любом случае отходить надо было организованно, чтобы не возникло паники или чувства проигрыша поля боя. Перекинувшись парой слов, Иванов с Островским начали готовить людей к развороту. Валерий Алексеевич с трудом вытащил из кармана удостоверение члена Президиума ИФ и, развернув,

следующая