Самодельные «бро нежилеты», выпирали из

самодельные «бро нежилеты», выпирали из рукавов, или со спины, или из за воротников (кто где прятал) концы арматурин. Спереди на милицию в обычной повседнев ной форме, через одного потерявшую фуражки, напирали здоровые мужики – докеры, рабочие рижских заводов, даже офицеры, присоеди нившиеся утром к митингу Интерфронта и Объединенного совета трудо вых коллективов. Кое где через головы милиционеров вспыхивали порой короткие стычки. Со стороны, как потом увидел это Иванов на пленке, отснятой Васильевым, казалось, что сражаются не люди, а их знамена. 285 Красно бело красные флаги в руках латышей, кучкой сгрудившихся со стороны Верховного Совета, пытались порой предпринять контратаку, клонились вперед, давили на милицию с удвоенной силой. Это давление передавалось зажатой между стенами узкой улочки интерфронтовцам, доходило до конца горлышка импровизированной «бутылки», и тогда основная масса русских, не поместившихся в «горлышке» и подпиравших своих со стороны Домской площади, вдруг улавливала это мгновение и с криком напирала вперед. Тогда уже красные с бело голубой волной флаги Латвийской ССР приходили в движение и продвигались на несколько шагов, тесня энфээловцев, сжимая в лепешку и тоненькие шеренги мили ционеров, и свои же первые ряды. Боевикам уже некуда было деться на маленьком пятачке у входа в парламент, но к ним тоже подбегали дворами, с другой стороны Вецриги, свежие силы и опять напирали на русских. Около часа продолжалось это давление

следующая