Верховного Совета и высказывать свое

Верховного Совета и высказывать свое мнение о происходящем в республике. Милицейская цепь была смята (потом этот момент неоднократно пока зывали по Латвийскому телевидению), и интерфронтовцы быстро продви нулись к той площадке между собором Екаба и парламентом, где находит ся главный вход. Там русских снова встретила милиция. Две шеренги милиционеров тоненькой, изогнутой прокладкой колебались вместе с тол пой, зажатые между боевиками НФЛ и интерфронтовцами. Валерий Алексеевич вместе с корреспондентом «Единства» Остров ским оказались в одном из первых рядов. Плотно зажатые людьми, они пытались отыскать рядом хоть кого нибудь еще из активистов Движения, но все, очевидно, оказались блокированы где то посередине узкой улочки, ведущей от Домской площади к парламенту. Иванов остался без одной туфли, на задник которой наступил кто то из шедших следом; потом был очередной рывок напирающих с площади демонстрантов, и тех, кто ока зался в узком горлышке улицы, буквально стало выпирать на стены, на полкорпуса приподнимая над толпой, растирая о шершавые бока средне вековых зданий. Туфля осталась где то там, на булыжнике мостовой, а сам Валерий Алексеевич чудом прорвался вперед, чтобы хоть как то попытать ся управлять массой разъяренных давкой людей. Тут то и прибило к нему Островского. Хуже всего приходилось милиционерам. Сзади их подпирали энфээ ловцы – специально отобранные спортивные парни с короткой стриж кой. Видно было, как топорщились у них под одеждой

следующая