Окунуться с головой в политику или идти

окунуться с головой в политику или идти на войну – я не сам это выбирал. Мне всегда почему то предлагали все это какие то люди, или просто так складывались обстоятельства. Жизнь, как в романе Пьюзо, «делала мне предложения, от которых я не мог отказаться». И ведь дей ствительно не мог… Так разве я виноват в том, что жизнь моя сложилась так, как сложилась? Сам я и пальцем о палец для этого не ударил. Я только не отказывался. Я слабый человек, я не умею сказать жизни – нет! Я знаю многих людей, которые сами ищут приключений на свою голо ву, все бегут куда то в поисках экстрима, тоскуют от ежедневной сытой суеты, мечтают о другой доле… Я же всю жизнь мечтал только об одном – о любви и покое. Но так уж получается, наверное, в жизни, что именно любовь и покой являются той приманкой, на пути к которой ее трепетного и мечтательного соискателя ожидает длинная штурмовая полоса, полоса препятствий длиною в те самые первые сорок лет жизни, которые, увы, удается преодолеть далеко не всем мужикам, даже тем, кто гораздо круче нас…» В свои сорок семь, уже в Питере, а точнее, на даче в Вырице, когда камин в большой гостиной, полной светлого дерева и яркого солнечного света, стал не фигурой речи, а реальностью и даже обыденностью бытовой – для тепла, а не для эстетики, – Валерий Алексеевич вычитал в одной из книжек уникальное присловье: «В России живем!» Понимая теперь, что и туркменская пустыня, и эстонские острова, и рижские мостовые – все это была и есть тоже Россия,

следующая