До фильтра сига ретой, посмотрел

до фильтра сига ретой, посмотрел недоуменно на окурок, ткнул его в блестящую, вертя щуюся пепельницу, утопил в ее недрах и тут же потянулся за новой сига ретой. – Ты бы, Алексеич, курить бросил, а то сам ведь на сердце жалуешь ся… – некстати намекнул я соседу на перешедшую в болезненную страсть привычку. – Да при чем тут!.. Ты больше Катерину слушай, она меня лечить любит, только я все равно не поддаюсь, – уже более спокойно произнес сбитый с горячности тона Иванов и попытался продолжить мысль… – «Единая Россия» сегодня – та же КПСС, только не при Сталине, а при Горбачеве. Там большинство – чиновники. А большинство чиновников нынешних – те самые люди, что пришли вместе с Ельциным. В результа те той самой – первой «бархатной» перестройки – перекройки по амери канским лекалам. – Но Путин же не вступил в партию! – Пока не вступил, еще не вечер… Но первое место в списке занял! Там, глядишь, и председателем станет. Может быть, с точки зрения полит технологий это все и правильно. Но по человечески – противно. Ты пойми, я ведь не о политике сейчас говорю, а о правде. Они всегда почти не совпадают – понятия эти. Я это давно знаю. Я понимаю, почему так боится сегодня власть прямо сказать, что Ельцин – ставленник американ цев, пришедший к власти в результате «бархатного» переворота. Так же точно, как Саакашвили, как Ющенко… Но другого выбора у Путина, кроме как рано или поздно признать все это и проклясть публично, отмежевать ся, – нет! Не может это

следующая