И исполняющих все свои обязанности по

и исполняющих все свои обязанности по отношению к Латвии. Русские находятся на положении пасынков родины, права их ежечасно нарушаются самым грубым образом в пользу привилегированных граж дан, якобы высшего сорта. Нельзя забывать и того, что гонимые правосла вные населяют преимущественно пограничную черту между небольшой Латвией и большой Россией и что вопли гонимых людей могут перелететь через границу и найти отклик в сердцах братьев по ту сторону границы, что может приспеть время, когда братья по нации встанут на защиту своих братьев по вере, что вражда, которую породили в русских сердцах некото рые неудачные выступления латышских политиков, может еще возрасти!» Алексеев внимательно всмотрелся в камеру, представляя за ней зрите лей, снял очки и неторопливо продолжил: «Мы надеемся, что мир в нашей республике можно обеспечить, если мир будет во всем Отечестве! Мы надеемся на наших братьев в Ленингра де и во всех республиках нашей огромной страны! Судьба Латвии решает ся сегодня не в Риге, не в Вашингтоне, а в Москве...» При этих словах даже равнодушные ко всему техники, сидящие в сту дии, невольно переглянулись друг с другом. А Тышкевич уже не мог отор ваться от нескольких разрывающихся от звонков многоканальных теле фонов. Эфир передачи тем временем продолжался. Под звуки органа торже ственно прошли по собору притихшие юноши в черном и плачущие от вос торга девушки в белом – в Новой Гертруде ленинградцы сняли волную щий момент конфирмации. Довольно

следующая