Надписи в белом круге на красном фоне –

надписи в белом круге на красном фоне – стилизация под знакомые нацистские символы. И тоже – сотни тысяч людей, только, в отличие от манифестации Интерфронта – очень много маленьких детей и женщин. Кто то несет над толпой грубо сколоченную виселицу, на которой болтается, как «повешенный», кусок картона с угрожающим: «Трепещите, советские убийцы!», кто то, вопреки всякой логике, тащит огромный транспарант с надписью «КПSS» или сва стику, образованную перекрещивающимися словами «Интерфронт» по русски и по латышски. Ветераны СС запевают дрожащими голосами ста рые немецкие песни, которые тут же громко подхватывает их окружение – сразу видно, все знают и помнят эти слова, не путаются в «сакральных» текстах. И вдруг звук плавно уходит до полной тишины, и через затемнение сна чала слышатся осторожные шаги по битому стеклу, потом проступает кар тинка с искореженной детской кроваткой, на которой повисла сорванная с петель взрывом дверь – куски штукатурки грудой валяются на пестром ковре. Медленный отъезд на общий план показывает все новые детали: 269 разбитая посуда, вывалившаяся из накренившейся секции, офицерский китель вперемежку с женской легкомысленной блузкой под переверну тым кверху ножками стулом. Встык въезжает, проезжая на камеру – как бы через разрушенный домашний уют – «Скорая помощь», удаляясь от подъезда, в проеме которого виден кусок обрушившейся стены. Звук сирены снова сменяется мертвой тишиной и мерными шагами по оскол кам стекла

следующая