Голуби клюют крошки батона на булыжной

Голуби клюют крошки батона на булыжной мостовой. Ухоженная стареющая немецкая овчарка, пригревшаяся на солнышке, грустно вздыхает на круп ном плане в камеру, часто и как то виновато дыша, вывалив язык; обора чивается на хозяйку, как бы спрашивая: что от меня хотят эти люди? И вместе с ней уходит влево и вверх взгляд камеры, останавливаясь на седых волосах пожилой аккуратной еврейки, которой тоже, видно, осталось нем ного… Женщина мягким голосом успокаивает подругу, сидящую с ней рядом на скамейке, – возмущенную русскую тетку, которая требует пре кратить съемку. – Нет, вы подождите, Зоя Сергеевна! Ну, не хотите разговаривать, не надо, зачем же кричать на людей? Спрашивайте, молодой человек… – Что волнует сегодня рижан? О чем вы думаете, что тревожит серд це? – Самоопределение волнует всех людей… Я еврейка, живу здесь уже сорок лет. Если все это произойдет, я имею в виду независимость Латвии, то нас всех волнует будущее, конечно, – как будут тогда к нам относить ся? Ко всем русскоговорящим… Что еще волнует? Со снабжением очень плохо стало, перебои со всеми продуктами. Борьба за власть идет ярост ная, а проблемы народа отступили на второй план. Для них, тех, кто появился недавно на политической сцене, главное – захватить власть. А что они обещают – посмотрим в будущем. Сохранится ли русский язык? 268 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ Какие сохранятся права? Слухи ходят самые невероятные. Хотелось бы жить более счастливо, чем сейчас мы живем. Уезжать?

следующая