Знает, что ни Алексеев, ни сам Ива нов

Знает, что ни Алексеев, ни сам Ива нов терпеть не могут его стремления лишний раз посотрудничать с Рубик сом и закрепиться там. Но Лопатин Сашку прикрывает, и тот этим пользу ется… Только не в интересах Интерфронта, а в чьих интересах?... Не зря Сворак под Васильева яму роет, ой не зря! Вот ведь земляк вроде, из Турк 263 мении приехал, и мужик душевный, и поучиться у него есть чему… Но запутки эти его с дерьмократами, да с партией – уже вот где сидят! И людей нет! Было бы кем – давно бы уже заменил. А некем! Эх! Опять про пал день! …Осколки битого стекла, растерянные, наспех одетые женщины, пла чущие дети, вывороченные взрывом двери на лестничной площадке, пере вернутая мебель, трещины в стенах, осыпавшаяся штукатурка… Офице ры, злые как собаки – на перестройку, на собственное начальство, на сукиного сына генсека, на латышей, в конце концов; готовые стрелять за свои семьи во все, что движется и знающие, что не будет такого приказа… И твердо знающие про себя, что не смогут стрелять без приказа. Иванов вспомнил недавний пикет офицеров перед Домом политиче ского просвещения, где проходила встреча республиканского руководства с очередным партийным визитером из Москвы… Офицеры выстроились в ровные шеренги перед ДПП с плакатами: «Нам оставили только одно право – умереть за Родину!» Подполковники, майоры, капитаны… Суро вые, злые лица… «Оккупанты», стоящие в пикете с требованием соблюде ния прав человека!!! Аллес песец! – Саша, поехали теперь в

следующая