Во вторую смену, он проходил сквозь

во вторую смену, он проходил сквозь них, уже пришедших из школы, как сквозь строй, получая обидные щипки и подножки. Пока недавно не остановился и вме сто обычного злобного чертыханья не заехал одному из картежников тако го подзатыльника, что у того и карты из рук выпали. Тройка пацанов заши пела свое «куради райск» и «вене сига» («чертов гад», «русская свинья»), но драться почему то не стала, а потом и вовсе убралась с площадки и боль ше там не собиралась. А на Новый год, встретившись у подъезда, они даже прокричали ему: «С праздником!» А он им пожелал: «Хеад уут аастат!» – по эстонски. Куда идти в первое утро своих четырнадцати лет? Январский морозец только подгонял длинные ноги навстречу заалевшему на востоке небу. Валера быстрым шагом, почти бегом заторопился по улице Ленина к парку. Раскидистые дубы, тополя, клены виднелись уже издалека в конце упиравшейся в парк улочки, тянулись вверх снежными кронами, заслоняя собой крепостные валы старинного рыцарского замка. Валера прошагал по скрипучему от мороза деревянному мосту через ров, по длинному изогнутому тоннелю в толще крепостной стены вошел во внутренний двор. Прямо перед ним тянулась вверх двумя башнями ква дратная громадина замка, с такими маленькими, по сравнению с этой 41 каменной глыбой, воротами посередине. Но он не пошел через заснежен ную предзамковую площадь, а круто свернул налево и по пологому, разъезженному саночниками спуску взбежал на крепостной вал. Прямо перед ним над городом

следующая