Тем больше его тянули невинная свежесть

тем больше его тянули невинная свежесть и не успевшие нажить морщинки опыта лица, не тронутые работой и рода ми гибкие фигурки. Но это так, скорее отрада глазам художника. Иванов 260 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ успел понять за свои тридцать лет, что приключения тела никогда не заме нят совпадения духа. Душевная привязанность, дружба, крепкий тыл – куда прочнее и нужнее для жизни. Да и не встречалось еще ему женщины, для которой всего важнее в нем были бы его мечты, его тщательно скрыва емые творческие поиски, его видение мира, в конце концов. Алла была хорошей женой, но чем дальше, тем больше они отдалялись друг от друга. Ей нужны были маленькие домашние радости, уют, прочное материальное благополучие, а как и чем оно создается – это было не так важно. Будь Иванов таксистом или, наоборот, художником – ей было почти все равно – лишь бы у нее был муж, у ребенка отец, у дома – хозяин. Это было нор мально, это было хорошо. Но только Валерий Алексеевич по глупости своей все рвался куда то, все никак не успокаивался в маленьком семей ном мирке, никак не хотел признавать приоритет домашнего над внеш ним, интересы семьи все никак не становились для него главнее проблем окружающего, такого большого и интересного мира… Иванов вздохнул протяжно, скинул полотенце на кресло в маленькой гостиной и, как был голым, соорудил себе коньяку, подцепил ломтик лимо на в сахаре и подошел к окну, прикрывшись на всякий случай тюлевой занавеской. За стеклом отгорал

следующая