Были, конечно, у Валерия Алексеевича

Были, конечно, у Валерия Алексеевича жен щины до свадьбы… И красивые, и горячие, и просто распутно заводные. Но только в каждой что нибудь да разражало, что то да приходилось тер петь, на что то закрывать глаза… А вот Таня – как будто из собственной крови была сотворена. Ничего, ни одна мелочь в ней не отталкивала, и все притягивало к себе. В любви совпадали они идеально, теперь, получив некоторый жизненный опыт, Иванов уже понимал это вполне отчетливо. Но почему сбежал он от нее тогда, в Каунасе, несмотря на весь юношеский восторг? Почему даже не вспоминал все эти восемь лет? Потому что, кроме родного тела, была в ней еще тайна, тела не касаю щаяся. Тайна жизни, тайна убеждений и характера, планов и воли… своей и, наверняка, по долгу службы – чужой. Неравенство в возрасте со време нем бы истончилось, пропало. А вот направленность цели была Иванову непонятной и потому – чужой. Казалось ему, что поддайся он очарованию Тани, и она с радостью возьмет его в свою жизнь. Но жизнь его с того момента перестанет быть своей, будет переиначена, подчинена, передела на… А этого он позволить себе почему то не мог, как бы ни притягивала его эта славная, единственная в своем роде и такая почему то родная женщи на. «Черт! Приятно с ней быть, лучше ни с кем и никогда не было и не будет. Но как будто с собственной сестрой спишь! – внезапно подумалось Иванову. – Или даже с самим собой!» Женщины постарше уже давно не привлекали взрослого мужчину. Скорее наоборот, чем дальше,

следующая